ЕСПЧ: Россия несет ответственность за пытки и смерть жителя Кабардино-Балкарии

Опубликовано: 2 Oct 2018

Сегодня, Европейский суд по правам человека пришел к выводу, что Российские силовые структуры несут ответственность за похищение, пытки и последовавшую за ними смерть Расула Цакоева в 2004 году, что является нарушением Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ). Заявителей по этому делу, родителей Расула, представляли правозащитный центр Мемориал (Москва) и EHRAC. Похищения, исчезновения и предполагаемая смерть людей в Чечне, Дагестане, Ингушетии и Северной Осетии, успешно оспариваемые EHRAC совместно с Мемориалом на протяжении 15 лет в Европейском Суде, остаются систематической проблемой в России.

Расул Цакоев. Фотография: Новая Газета

Что произошло с Расулом Цакоевым?

Расул Цакоев жил с поселке Хасанья, на окраине Нальчика, в Кабардино-Балкарской республике. До его похищения государственными агентами, он несколько раз был незаконно задержан, подвергнут допросам и избиениям после чего его освобождали без предъявления обвинений.

27 сентября 2004 года, в непосредственной близости от здания прокуратуры Кабардино-Балкарии, Расул был похищен полицейскими в масках и в камуфляжной форме со знаками отличия. По его собственным словам, на его голову одели пакет, затолкали в машину и отвезли в Управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП); он узнал здание по внутреннему расположению, благодаря своим прежним задержаниям. Расул провел в задержании два дня. За это время он подвергся пыткам со стороны сотрудников управления, которые пытались выбить из него признание в участии в незаконном вооруженном формировании.  Его избивали резиновыми дубинками, прижигали тело сигаретами, вставляли иглы под ногти, заставляли пить некую жидкость, от которой его рвало и пытали электрошоком. Какой-то врач вводил ему неизвестные препараты. Ему не давали ни есть, ни пить. Все это время, его семья не знала где он находится. 29 сентября 2004 года полицейские отвезли Расула на свалку в двух километрах от поселка; оттуда он добрался до ближайшей заправочной станции, где и был найден двумя жителями Хасаньи. Он был госпитализирован в тот же день и скончался в больнице от многочисленных травм 4 октября 2004 года.  Перед смертью, Г-н Цакоев рассказал своей семье, что он был похищен и подвергнут пыткам сотрудниками УБОПа в помещении полицейского подразделения и был жестоко избит по приказу главы УБОП.

Митинг в Нальчике, требующий официального расследования смерти Расула Цакоева. Фотография: Новая Газета

По заявлению его родителей было инициировано уголовное расследование. Однако, оно прекращалось и возобновлялось много раз, так и не установив исполнителей преступления. Официальное расследование, согласно российским властям, все еще продолжается. Смерть Расула вылилась в общественное негодование и привела к протестам в этом регионе.

Выводы Европейского Суда

В своей жалобе в Суд родители Расула указали, что их сын был похищен, незаконно задержан и подвергнут пыткам российскими государственными агентами, приведшим к его смерти, и что в отношении его смерти Российское государство не провело эффективного расследования.

Принимая во внимание, что Российское государство оспаривало лишь факт вовлечения именно государственных агентов в похищение и жестокое обращение, Суд, вне всякого разумного сомнения установил, что:

«27 сентября 2004 года Расул Цакоев был похищен сотрудниками полиции, как и было заявлено в жалобе, и был подвергнут жестокому обращению, повлекшим за собой его смерть».

Таким образом, именно государство является виновным в нарушении права на жизнь (Статья 2, ЕКПЧ). Выводы Суда были основаны на собственном рассказе Расула об инциденте, а также на подробных, согласующихся и подтверждающих показаниях его семьи и коллег. В противоположность им, показания полиции были расплывчатыми, а государственные органы не предприняли никаких попыток дать ответ на утверждения заявителей или же предоставить альтернативные объяснения. Суд пришел к выводу, что Российское государство не предоставило никакого разумного объяснения тому, что произошло с г-ном Цакоевым после его похищения или же каким образом были получены травмы, приведшие к его смерти.

Суд также пришел к выводу, что российские государственные органы не смогли провести эффективного расследования смерти Расула, что является нарушением процедурного аспекта права на жизнь.  В частности, Суд заметил, что хотя государственные органы и были своевременно осведомлены о похищении Расула и жестоком обращении с ним, они не провели таких основных этапов расследования, как осмотр места преступления, допрос сотрудников полиции и врачей скорой помощи или же, что органы не приступили к расследованию в оперативном порядке.  Суд пришел к заключению, что:

«расследование, было несколько раз отложено и возобновлено, пестрело необъяснимыми задержками, длилось нескольких лет и не дало ощутимых результатов».

Установив ответственность государства за похищение и жестокое обращение с Расулом, Суд пришел к выводу, что приведшее к смерти обращение с Расулом в течение трех дней приравнивается к пыткам, что является нарушением Статьи 3 ЕКПЧ. Суд постановил, что незаконное и непризнанное властями задержание Расула квалифицируется как «особо тяжкое» нарушение права на свободу (Статья 5, ЕКПЧ). В заключение, Суд отметил, что родителям г-на Цакоева в отношении их заявлений о пытках и смерти их сына, Российское государство не предоставило средств эффективной правовой защиты, в нарушение Статьи 13, ЕКПЧ. Указав на неэффективность уголовного расследования, Суд заметил, что:

«в отсутствие каких-либо результатов уголовного расследования, любые другие возможные средства правовой защиты становятся, на практике, недоступными».

Родителям Расула были присуждены 5000 евро каждому в качестве материального ущерба (Расул поддерживал их материально) и 60 000 евро, в качестве возмещения морального вреда.

Важность решения

В начале нулевых, вслед за захватом столицы Чечни Грозного российскими войсками, вторая чеченская война вылилась в соседние российские регионы, где повстанцы все больше и больше склонялись к практике применения партизанских и террористических тактик. Российские службы безопасности и полиция использовали пытки и насильственные исчезновения в качестве маскировки «спецопераций». По подсчетам Мемориала от 3000 до 5000 людей «исчезли» в России между 1999 и 2005 годами, что наделило Россию «бесславным статусом «мирового лидера по насильственным исчезновениям». Одно из последних постановлений Европейского суда по правам человека отразило человеческую стоимость подобной практики.

Насильственные исчезновения, а в последние годы наблюдается их рост, продолжают оставаться чрезвычайно важной проблемой в современной России. В июле 2017 года появились надежные сведения о том, что в Чечне в период между декабрем 2016 и январем 2017 года десятки людей подверглись задержанию, а по крайней мере, 27 из них были впоследствии казнены. Практика насильственных исчезновений на Северном Кавказе, и особенно в Чечне, используется для преследования и запугивания определенных социальных групп, включая ЛГБТИ, что было широко освещено в 2017 году. И вне Северного Кавказа пытки в России являются чувствительной проблемой и, как заметил Комитет ООН в июле 2018 года, остаются «широко распространенной практикой в стране» и «требует жесткого подхода в виде введения за них уголовной ответственности».

 

.