Европейский Суд: Российское государство обязано привлечь к ответственности виновных в бомбардировке Катыр-Юрта и восстановить справедливость в отношении пострадавших

Опубликовано: 27 Oct 2015

В третьем постановлении по делу о бомбардировке в Катыр-Юрте Европейский Суд по правам человека категорично выразился о том, что российские власти обязаны принять меры против безнаказанности и восстановить справедливость в отношении пострадавших в результате этого трагического события. Суд установил, что неизбирательная бомбардировка села Катыр-Юрт в Чечне 4 февраля 2000 г. привела к гибели отца, матери, двух братьев, сестры и двоюродной сестры заявительницы по делу — Таисы Абакаровой. В то время Т. Абакаровой было восемь лет, и ее семья бежала в с. Катыр-Юрт за два дня до нанесения авиаударов из соседнего села Закан-Юрт, где тогда проходили бои. Интересы Т. Абакаровой представляли Правозащитный центр «Мемориал» (Москва) и Европейский центр защиты прав человека (EHRAC) (Мидлсекский университет, Лондон).

Заявительница жила со своей семьей в Закан-Юрте до 1 февраля 2000 г., когда в село вошла большая группировка боевиков. Позднее в этот же день последовали авиаудары, от которых семья спасалась в подвале. На следующий день они поехали в Катыр-Юрт, который на тот момент считался «зоной безопасности». Хотя в то время заявительница была только ребенком, они помнит, что ее семья никого не знала в селе, и два дня они провели в доме местного жителя, пустившего их к себе. На третий день (4 февраля 2000 г.) начались авиаудары по Катыр-Юрту, и семья вместе с другими жителями села спряталась в подвале дома, где они остановились. Поскольку к вечеру авиаудары не прекратились, отец заявительницы посчитал, что в Катыр-Юрте находиться слишком опасно, и семья попыталась уехать на машине из села. Заявительница не помнит ничего, что произошло сразу же после этого, и следующее ее воспоминание уже о том, как она оказалась на дороге рядом с машиной. Она видела, что ее родственники живы, но ранены и обожжены. Машина была охвачена пламенем. Она нигде не видела родителей. Когда Т. Абакарова пришла в сознание, она находилась в больнице с обширными ожогами на лице и руках и с переломом левого бедра и левой голени. Через месяц она вышла из больницы и стала жить со своей бабушкой. Только тогда, 4 марта 2000 г., заявительница узнала, что ее семья не выжила после того авиаудара.

В своем заявлении в Европейский Суд от 18 апреля 2007 г. Т. Абакарова утверждает, что имело место нарушение права на жизнь (статья 2 Европейской конвенции по правам человека — ЕКПЧ), поскольку пятеро членов семьи погибли в результате обстрела. Она также жаловалась на нарушение статьи 2 в отношении себя в связи с уровнем опасности, которой они подвергалась при тех обстоятельствах. Кроме того, она утверждала, что расследование проведения авиаударов было неэффективным и Россия нарушила свои обязательства в соответствии со статьей 2. Также она заявляла, что у нее не было каких-либо эффективных средств правовой защиты на внутригосударственном уровне (статья 13 ЕКПЧ).

Повторяя выводы, приведенные в деле 2005 г. Исаева против России (Isayeva v Russia) постановление (No. 57950/00, 24 февраля 2005 г.), Суд установил, что операция в Катыр-Юрте, имея легитимный характер, не была «спланирована и выполнена с требуемыми предосторожностями в отношении безопасности мирного населения», включая Т. Абакарову и ее семью, и тем самым нарушила обязательство властей защищать право на жизнь. Также установив нарушение процедурного аспекта статьи о праве на жизнь, Суд подчеркнул:

«неадекватное расследование гибели и ранений десятков мирных жителей, включая смерть членов семьи заявительницы, не являлось результатом объективных сложностей, которые можно объяснить давностью событий или потерей доказательств, а, скорее, очевидным нежеланием органов следствия устанавливать правду и наказывать виновных». 

Суд установил нарушение статьи 13 ЕКПЧ в связи с неэффективностью уголовного расследования и негативным влиянием этого на возможную эффективность любых других средств защиты, которые могли бы быть применены.

В постановлении были сделаны выводы, сходные с выводами в делах «Исаева против России» и «Абуева и другие против России» (Abuyeva and others v Russia) (No.27065/05, 2 декабря 2010 г.). В деле Абуевой Суд пришел к выводу, что уголовное расследование, проведенное государством, не смогло установить, кто принимал решения о нанесении авиаударов, и никто не был привлечен к ответственности, в связи с чем оно может считаться неэффективным. В деле Т. Абакаровой Суд отметил, что ни одна из проблем, поднятых в постановлении по делу Абуевой, не была разрешена при последующих расследованиях гибели мирных жителей (в том числе членов семьи Т. Абакаровой):

«сложно проинтерпретировать такое отношение иначе, как пренебрежение страданиями потерпевших и памятью погибших».

В связи с неадекватным расследованием, проведенным государственными органами по поводу событий в Катыр-Юрте, Суд выразил «большие опасения по поводу проистекающей из этого безнаказанности виновных в серьезных нарушениях прав человека». Ссылаясь на юридически обязательный характер своих решений (на основании статьи 46 ЕКПЧ), Суд сделал вывод, что власти должны принять частные и общие меры в отношении извлечения уроков из прошлого, повышения осведомленности в области соответствующих правовых и оперативных стандартов и предотвращения подобных нарушений в будущем. Суд привел примеры того, что могло бы быть частью таких мер:

«внесудебные средства сбора информации и установления правды об этих трагических событиях; общественное признание и осуждение серьезных нарушений права на жизнь в ходе проведения операций по обеспечению безопасности; оценка качества внутригосударственных правовых норм, регулирующих крупномасштабные операции по обеспечению безопасности … и … более качественная подготовка как военнослужащих, так и сотрудников органов безопасности для обеспечения строгого соответствия правовым стандартам, в том числе в области прав человека и международного гуманитарного права».

Суд призвал Комитет Министров уделить должное внимание своим заключениям при определении конкретных мер в отношении государства-ответчика.

Особо в отношении Т. Абакаровой Суд заявил, что государство должно принять различные шаги для обеспечения защиты ее законных прав, в том числе «принять во внимание в ходе всех дальнейших разбирательств информацию о гибели членов ее семьи и гарантировать получение ею полной информации о соответствующих процессуальных стадиях и заблаговременное предоставление ей необходимых сведений и правового консультирования для возможности эффективного участия в разбирательстве, включая назначение проведения дальнейших экспертиз». Суд также подчеркнул необходимость создать в экстренном порядке эффективный и доступный механизм, который бы позволил Т. Абакаровой и другим добиться достойного возмещения ущерба за причиненный вред. В отношении нарушений, установленных в соответствии со статьей 2 и 13 ЕКПЧ, Суд назначил выплату Т. Абакаровой компенсации за нематериальный ущерб в размере 300 тысяч евро.

Т. Абакарова выразила удовлетворение выводами Суда после вынесения решения:

«Возможно, никто  не поймет, как мне одной трудно без родителей, без сестер и брата. Поэтому поддержка других людей даже словом мне было дорого. Тем более мне чрезмерно трогает та забота, которая была ко мне проявлена теми людьми, которые вели мое дело в Европейском суде, хотя я их не видела до этого.»

 

.