Европейский Суд постановил, что насилие в отношении чеченцев нарушило Европейскую конвенцию по правам человека

Опубликовано: 4 Jul 2014

Европейский Суд: Насилие в отношении чеченцев нарушило Европейскую конвенцию по правам человека — отсутствие расследования по факту нападения — удушение при помощи веревки сотрудниками милиции определено как пытка — неэффективность расследования рассматривается как дискриминация на национальной почве

В постановлениях от 3 июля 2014 г. по двум жалобам, «Амадаев против Российской Федерации» (Amadayev v Russia) и «Антаев и другие против Российской Федерации» (Antayev & Others v Russia), Европейский Суд признал нарушения запрета на пытки и бесчеловечноого или унижающего достоинство обращение в соответствии с Европейской конвенцией по правам человека (ЕКПЧ) в отношении 9 чеченцев и обязал государство-ответчика выплатить 145 тыс. евро в качестве компенсации. Восемь заявителей были признаны жертвами дискриминации на национальной почве. Интересы заявителей в обоих жалобах представляли юристы Правозащитного центра «Мемориал» (Москва) и юристы Европейского центра защиты прав человека (Мидлсекский университет, Лондон).

Амадаев против Российской Федерации

18 мая 2002 г. Жанар-Али Амадаев, проживающий в Чистоозерье Курганской области, подвергся нападению прямо перед своим домом со стороны группы из примерно 15 человек. Нападавшие прострелили ему оба колена из пневматического оружия и избили его бейсбольными битами, в результате чего сломали ему руку. Хотя по факту нападения немедленно было возбуждено уголовное производство и были предприняты некоторые шаги по установлению личностей преступников, в августе 2002 г. производство было прекращено а нарушители так и не установлены, и с августа 2011 г. больше никаких следственных мероприятий не проводилось.

Антаев и другие против Российской Федерации

Заявителями по жалобе «Антаев и другие против Российской Федерации» являются члены семей Антаевых и Вашаевых – всего 10 граждан России, проживающих в Варгашинском районе также в Курганской области. Восемь из 10 заявителей подали жалобу на то, что 24 марта 2006 г. они были избиты и получили травмы в ходе обысков, проводимых в их домах милицией в связи с участием двоих представителей этих семей в драке. Они также утверждали, что во время обысков сотрудники милиции оскорбляли их и делали комментарии расистского характера, например, «уезжайте-ка обратно в Чечню». Один из заявителей был доставлен в Варгашинское РОВД, где, как он утверждает, его избивали в пах прикладами автоматов, затягивали вокруг шеи веревку, и угрожали, что он «не сможет больше произвести на свет еще чеченцев». Через месяц после обысков было возбуждено уголовное дело, расследование которого приостанавливалось и возобновлялось много раз, и в настоящее время оно до сих пор не закрыто, но сотрудники милиции, ответственные за нападение, так и не были установлены.

Постановления

Ж.-А. Амадаев жаловался на нарушение в отношении него статьи 3 ЕКПЧ (запрет пыток и бесчеловечного и унижающего достоинство обращения) и статьи 13 ЕКПЧ (право на эффективное средство правовой защиты). Он заявлял, что правоохранительные органы не только не предприняли меры по предотвращению нападения несмотря на имеющуюся у них информацию о возможном конфликте на национальной почве, но также не провели эффективное расследование нападения. Суд установил, что «компетентные органы не исполнили всего, что было бы обоснованно ожидать для проведения расследования, установления нарушителей и привлечения их к ответственности», тем самым признав нарушение позитивных обязательств государства-ответчика в соответствии со статьей 3 Конвенции, при этом суд не нешел необходимость в рассмотрении жалобы на нарушение статьи 13 Конвенции. Ж.-А. Амадаеву была также присуждена компенсация ущерба в размере 20 тысяч евро.

«Я доволен решением Суда. Для меня самое главное – это не денежная компенсация. Я все еще страдаю от физических последствий причиненного мне вреда, и деньги не могут его возместить. Самое главное для меня – это то, что существует правосудие, и нарушения моих прав были признаны».

 

Жанар-Али Амадаев

 

В деле Антаева восемь заявителей утверждали, что жестокое обращение со стороны сотрудников милиции явилось нарушением статьи 3, и что расследование их обращений было неэффективным. Двое других заявителей жаловались на то, что пострадали как свидетели жестокого обращения с их родственниками. Суд признал нарушение статьи 3 в отношении восьми заявителей: жестокое обращение с семью из них «имело целью оскорбить, унизить и опозорить их», и поэтому должно быть квалифицировано как бесчеловечное и унижающее достоинство обращение. Что касается восьмого заявителя, вокруг шеи которого затягивали веревку до тех пор, пока он не потерял сознание, то «вместе с чувством страха, жестокой боли и унижения, которое вызвало данное обращение, оно должно было причинить ему страдания такой тяжести, что его можно отнести к пыткам». Суд нашел «особенно возмутительным тот факт, что данное обращение имело, судя по всему, расистский подтекст».

Нарушение статьи 3 также состояло в том, что проведенное расследование было неэффективным: «Прокуратура всего лишь приняла объяснения сотрудников милиции о том, что они не допускали жестокого обращения с заявителями, даже не попытавшись рассмотреть другие версии событий.» В исках двух других заявителей, которые стали свидетелями жестокого обращения, Суд не обнаружил достижения «степени тяжести» для признания нарушения статьи 3.

Суд также установил нарушение запрета дискриминации по статье 14, взятой в сочетании со статьей 3 (в отношении восьми заявителей). Постановление гласит, что при проведении расследования не были учтены возможные расистские мотивы преступлений, хотя устные оскорбления расистского характера были «явно задокументированы». Далее Суд признал, что национальная принадлежность заявителей стала единственной, или, по крайней мере, решающей причиной участия регионального управления по борьбе с организованной преступностью (РУБОП) и особых подразделений милиции при проведении обысков в их домах. Данное обращение «приравнивается к дискриминации на почве национальной принадлежности, что является видом расовой дискриминации».

Суд назначил компенсацию в размере 15 тысяч евро каждому из семи заявителей и 20 тысяч евро заявителю, подвергшемуся пыткам со стороны сотрудников милиции.

«Я удовлетворен тем, что ответственность властей за жестокое обращение и дискриминацию была признана. Дискриминация в Курганской области была такой сильной, что с тех пор мы переехали в Ростовскую область, где и живем сейчас».

 

Джамула Антаев

 

.