В течение 20 месяцев Россия не предоставляла необходимое лечение задержанному с диабетом тяжелой степени

Опубликовано: 25 Jul 2017

Сегодня Европейский Суд по правам человека постановил, что российские власти не предоставили надлежащей медицинской помощи Вячеславу Янковскому, страдающему диабетом первого типа и зависимому от инсулина, во время его почти 20-месячного пребывания в следственном изоляторе. Европейский центр защиты прав человека (EHRAC), базирующийся в  Миддлсекском университете, и Правозащитный центр «Мемориал» (Москва) представляли интересы г-на Янковского.

Г-н Янковский был задержан в апреле 2010 г. по подозрению в убийстве и нанесении По состоянию здоровья ему были необходимы регулярные инъекции инсулина. Он также страдал от диабетической энцефалопатии, панкреатита, простатита и других заболеваний. В 2008 г. он был официально признан инвалидом. В июле 2010 г. медицинская комиссия составила отчет о необходимости предоставления адекватного лечения г-ну Янковскому на время его дальнейшего пребывания в заключении. 26 октября 2010 г. после дальнейшего обследования было признано, что г-н Янковский болен диабетом тяжелой степени. И при этом через три дня власти перевели его в место заключения без всяких полномочий для предоставления необходимой ему медицинской помощи.

Несмотря на то, что состояние г-на Янковского резко ухудшилось, регулярный осмотр эндокринологом (специалистом по диабету) ему не был предоставлен. К тому же лечение проводилось в медицинских учреждениях без необходимого оборудования для оказания помощи людям с его заболеванием.

Ко времени подачи жалобы в Европейский cуд г-н Янковский пребывал в заключении целый год. Он утверждал, что российские власти не предоставили ему соответствующее лечение вопреки позитивному обязательству России о запрете бесчеловечного и унижающего достоинство обращения (согласно ст.3 Европейской конвенции о защите прав человека (ЕКПЧ)). В постановлении Европейского суда говорится:

«Принимая во внимание серьезность состояния заявителя, продолжительность ухудшения его здоровья и сопровождающие факторы риска […], отсутствие надлежащего контроля и наблюдения за его лечением является серьезным нарушением со стороны властей».

Пункт 65

Также было признано, что постановление о досудебном содержании под стражей  г-на Янковского с последующим продлением срока, основанное на предполагаемых угрозах риска, не установленных судом, противоречит ст.5 §3 ЕКПЧ. В дополнение, в этом постановлении

«не указаны причины, по которым предполагаемый риск не мог быть устранен любыми другими способами, обеспечивающими появление заявителя в суде для рассмотрения дела».

Пункт 81

Было также выявлено нарушение права на свободу властями, не предоставившими в краткие сроки никаких решений по поводу обжалования г-ном Янковским четырех приказов о его заключении (ст.5 §4 ЕКПЧ).  В результате Европейский суд признал, что у г-на Янковского не имелось эффективного средства защиты для жалобы по поводу недостаточной медицинской помощи во время предварительного заключения (ст.13 ЕКПЧ).

Европейский Суд назначил возмещение нанесенного ему ущерба в размере 19 500 евро.

Это дело – лишь часть работы EHRAC по защите прав заключенных, которые обычно плохо защищены в нашем целевом регионе (в России, Украине и странах Южного Кавказа). Зачастую заключенным не предоставляют необходимое лечение, что ухудшает и без того плачевные условия их содержания под стражей. Мы оспариваем в суде несколько дел о ранее заключенных правозащитниках в Азербайджане. В 2016 г. Европейский суд постановил по делу Лейлы и Арифа Юнус, что несоответствие требованиям медицинского обеспечения в итоге привело к бесчеловечному и унижающему достоинство обращению. Более того, смерти заключенных, к сожалению, – регулярное явление. В Грузии, например, эта проблема стала особенно актуальной после обнародования материалов о пытках и насилии в Глданской тюрьме (Тбилиси) в сентябре 2012 г. Правительство Грузии в декабре 2015 г. признало нарушение права на жизнь в одном из рассматриваемых нами дел, в котором заключенный, отказавшись быть осведомителем, подвергся запугиванию со стороны работников тюрьмы и самих заключенных и впоследствии был найден повешенным в одиночной камере.

.